Главная>>> Рыбалка>>> Рыбалка в Москве и Подмосковье

Рыбалка в Москве и Подмосковье

Рыбалка в Москве и Подмосковье

Несколько лет назад вышедшая в эфир очередная телепрограмма «Диалоги о рыбалке» произвела неизгладимое впечатление, навечно, думаю, врезавшееся в память. Речь в этой программе шла о московской рыбалке. Даже, скорее, не о самой рыбалке, а предмете ловли, о водящихся в Москве-реке представителях ихтиофауны. Ведущий программы вместе с экспертами показали нам тогда, во что превратил объект любительского рыболовства огромный мегаполис. Водящиеся в Москве-реке, равно как и в ближайших водоемах, жуткие мутанты, в которых едва ли возможно было узнать нормальную рыбу, заставили буквально вздрогнуть. Эксперты скрупулезно анализировали ситуацию, сложившуюся в Москве-реке в черте города, перечисляли химические соединения, обнаруженные в организмах, бывших некогда плотвой, густерой, подлещиками, рыб. В называемых соединениях даже не химики легко узнавали едва ли не самые страшные существующие в природе яды.

Вердикт участвовавших в телепрограмме специалистов был убийственным: на таких-то участках реки «рыбу» еще можно ловить, а на таких-то лучше вообще этого не делать! Но в любом случае всех выловленных в Москве-реке представителей ихтиофауны употреблять в пищу нельзя ни в коем случае! Не только для здоровья, но и для жизни опасно! Причем не только для человека, но и для кошки или собаки. Впрочем, последнее предупреждение явно было лишним: ни одна уважающая себя кошка и так добровольно не станет есть выловленную в Москве-реке рыбу. Если, конечно, не находится на последней стадии истощения.

С тех пор каждый раз, проходя по набережным Москвы-реки и видя опирающихся на парапеты рыболовов с удочками, я тут же вспоминаю тот выпуск «Диалогов о рыбалке». Это что же за страсть такая существует, что выгоняет из дома нормальных вроде бы людей, с нормально функционирующим чувством самосохранения? Рыбалка, милостивые государи, рыбалка-с!

Водоемы Москвы и Подмосковья

Конечно, на самом деле не все в водоемах Москвы и ближайшего Подмосковья обстоит так уж печально. И до сих пор есть тут водоемы, способные подарить человеку радость от встречи с солидным (и что самое главное — съедобным!) представителем рыбьего царства.

Учась в университете, я часто становился жертвой накатывающей вдруг ностальгии по рыбалке, по поклевке рыбы, по уходящему под воду поплавку! И до того остро иногда накатывало это чувство, что просто хоть криком кричи! Тогда я ехал на «Птичку», покупал там самую простую рыболовную амуницию — откуда в студенческом общежитии могут современные снасти появиться?! Тайно от товарищей по общежитию копал где-нибудь в подходящем месте червячков, и точно так же тайно, как будто скрываясь от кого-то, отправлялся в ближайший выходной день куда-нибудь на речку или озеро, замеченное на подробной карте. Иногда, случалось, за весь день даже и поклевки не видел, бродя по бережку, но бывало, что и испытывал нешуточные рыболовные страсти...

...Рассвет. Электропоезд отправился от Киевского вокзала строго по расписанию. В тамбуре я стою с рюкзаком, но без удочек — ничего, крючки с лесками, поплавками и грузилами есть, на месте вырежу какую-нибудь орешину. Мой путь лежит в Нару, где протекает одноименная речка. Приходилось немало читать об этой речке и ее рыбных богатствах — почему бы и не попробовать там половить?!

От платформы иду по просторным полям, обрамленным островками кустарников, с километр. И вот она, легендарная Нара — узенькая, мелкая, но зато с чистой и прозрачной водой. Пришлось немало побродить вдоль реки, пока нашел место, куда и удочку можно забросить. Вырубленный хлыст легко послал пластмассовый (а где другой было взять в те времена!) поплавок в основание небольшого омутка, и тут же, не успел крючок с аппетитно извивающимся червячком даже до дна опуститься, чтобы дать представление о глубине, последовал мощный рывок. Скорее машинально, нежели сознательно, рванул удилище на себя, и в воздухе, сверкнув в лучах поднимающегося солнца ярким золотом чешуи, пролетела какая-то рыба. Коршуном бросился я на нее в траве, прижал рыбу к животу, прямо к чистой сорочке, надетой специально, чтобы на людях не страшно было показаться. И вот я с восторгом и удивлением обнаружил в этой рыбине настоящего голавля — пусть не трофейного, всего-то граммов на триста-четыреста, но вполне настоящего, первого в моей жизни голавля! Таких переживаний я не испытывал даже тогда, когда, живя на родине, становился обладателем огромных бронзовых лещей или зубастых щук!

Река Нара

Много уже воды утекло с тех пор. Интересно, есть ли до сих пор рыба в этой милой сердцу небольшой речке, текущей среди густых зарослей кустарников?

Сегодня многие ближние и дальние водоемы Подмосковья все чаще становятся объектом коммерческих интересов предпринимателей, организующих здесь платную рыбалку. Хорошо это или плохо? Приходилось выслушивать немало нелестных слов рыболовов-любителей о такой рыбалке. Вот, дескать, жируют капиталисты, состояния себе зарабатывают, спекулируя на нашем увлечении!

Что же до моего мнения, то я бы в ноги поклонился предпринимателям, не дающим совсем погибнуть тысячам водоемов! Кому лучше бы было, если бы все эти пруды и озера тихо умирали, заполненные обрывками браконьерских сетей, зарастая водорослями, медленно превращаясь в болота?

Куда, скажите мне, делись некогда знаменитые карасиные подмосковные водоемы, о которых с восторгом рассказывал еще юный Чехов? И пусть не говорят мне, что изничтожил карасиное племя этих водоемов вездесущий бычок-ротан, благодаря усилиям какого-то разгильдяя доставленный в Подмосковье с Дальнего Востока! Совсем не поэтому, уверен я. Ну, во всяком случае, не только поэтому! Во времена юного Антоши Чехонте барин, владевший угодьями с карасиными озерами, всегда заботился о том, чтобы в них и караси не переводились, и чтобы внешний вид их располагал к приятному созерцанию. Чтобы они, другими словами, не зарастали, не заболачивались, не превращались в зловонные болота. А кто стал заботиться об этих озерах, когда Советская власть «своей мозолистой рукой» выгнала всех бар с их поместий? Общества рыболовов и охотников, на плечи которых и возлагалась вроде бы забота о подмосковных водоемах? Отвечать на этот вопрос нет смысла, каждый и так знает ответ на него.

Водоемы Москвы и Подмосковья

И вот сегодня сюда пришли коммерсанты, которые не только возродили к жизни умиравшие водоемы, но и заселили их рыбой, о которой местное население и слыхом не слыхивало, — форелью, стерлядью, осетрами! Для кого это плохо? Да, за рыбалку на таком водоеме приходится платить, причем не всегда доступные для простого рыболова деньги. Но разве сам предприниматель мало вложил средств для того, чтобы вернуть озеро к жизни? А вы предпочитаете ходить по бережку с удочкой в руках и созерцать пиявок, единственных обитателей озера?

Однако следует сказать, конечно же, и о более доступных водоемах Подмосковья, где еще до сих пор вероятна встреча с прекрасными представителями рыбьего населения. Например, о Кировском затоне, что неподалеку от Строгино, куда можно легко попасть от станции метро «Мякинино». Летом там поймать что-либо проблематично — слишком уж по нраву пришелся этот неплохой водоем московским купальщикам, но вот ранней весной, поздней осенью, а то и зимой он вполне может порадовать рыболова-любителя крупным окунем, вытащенным на маленькую «вращалку», а то и красавцем-лещом, соблазнившимся аппетитной кисточкой навозников.

Немало рыболовов, как и в прежние годы, остаются верными Клязьминскому водохранилищу, где нет-нет, да и попадется среди уловов рыболовов приличный лещ, шука или даже соменок.

А вот еще одно озерко, весьма приличное, находится по белорусскому направлению рядом с деревней Норо-Осаново. Берега у озера заболоченные, потому там не так и много народа. Бывает, что озеро дарит и неплохого карпа, щуку, карася. В последнее время стало заметно, что за озером неплохо ухаживают, что также не может не отражаться на уловах.

Одним словом, в Подмосковье еще есть где ловить. Но сейчас хотелось бы отметить одну характерную особенность московских рыболовов, ищущих и находящих возможность заняться любимым увлечением. Обобщенно говоря, это — мастерство рыболовов. Часто приходилось слышать выражение, ставшее уже пословицей: тот, кто в Подмосковье сумеет ерша вытащить, тот на Нижней Волге и черта без проблем из воды достанет! Очень точно подмечено! Это какими же знаниями, умением и опытом нужно обладать, чтобы изловчиться и соблазнить ту или иную рыбу приманкой или насадкой в местах, где на один квадратный метр приходится несколько рыболовов! Это вам не сибирские реки, по которым можно и неделю, и две сплавляться, но так и не встретить другого рыболова!

И еще одна деталь, следующая выводом из этого. Вспомните, сколько оригинальных рыболовных новинок, способов ловли было предложено именно московскими рыболовами! Все почему? Да потому, что для поимки более или менее серьезнее трофея москвичу сегодня надо значительно сильнее извилины напрягать, чем его, скажем, волжскому или сибирскому коллеге!

Несколько лет назад огромное впечатление на меня произвела статья в одном из выпусков альманаха «Рыболов-спортсмен», где автор предсказывал поведение зимой какого-нибудь ерша на одной из крупных акваторий Подмосковья, по-моему, Химкинского водохранилища. Там, по примерным подсчетам автора статьи, в погожий день над лунками сидит примерно десять тысяч рыболовов на один квадратный километр. И вот представьте себе бедного ерша, лицезреюшего вверху тысячи дырок, откуда к самому дну спускаются тысячи привязанных к каким-то ниткам металлических бусинок с острыми крючками! Куда деться от них бедному ершу, куда спрятаться? Тут уж ни о какой соблазнительности играющей приманки говорить не приходится, а если и удастся какому рыболову зацепить ершика или плотвичку, то исключительно потому, что рыбке просто надоело жить в таком водоеме и она решила покончить жизнь самоубийством.

Е. Тючкалов, «Рыбалка в России».

В раздел «Рыбалка»

Поделитесь этой страницей в соц. сетях или добавьте в закладки:

добавить страницу в избранное