Главная>>> Рыбалка>>> Может ли быть браконьерство нормой?

Может ли быть браконьерство нормой?

Может ли быть браконьерство нормой

Наконец, завершая классификацию homo sapiens, имеющих дело с рыбой, придется сказать еще об одном многочисленном отряде — браконьерах. Тут, правда, слово sapiens совсем не к месту — о какой же разумности представителей этой группы рода человеческого можно говорить! Хотя, честно говоря, совсем не хочется вспоминать их, да никуда не денешься — они есть, и их немало.

Но вот что интересно. Вроде бы движет браконьерами точно такая же страсть к улову, как и всеми остальными видами рыболовов. Да только эта страсть родилась не благодаря удовольствию от самого процесса вылова трофея, а исключительно из-за коммерческой ценности выловленной рыбы. Их переживания и положительные эмоции не очень трогают, главное для них, чтобы рыбы побольше было. И ловить свою добычу они не станут какой-то примитивной удочкой, спиннингом или нахлыстом — многие из них и слов-то таких не слыхали! Для этого у них есть куда более страшные для рыбы «снасти».

И едва ли не самая жестокая в этом ряду — весьма распространенный у браконьеров всех мастей убийственный для рыбы снаряд — электроудочка. Это не очень хитрое изобретение за относительно короткое время в разы сократило число рыбьего поголовья в наших реках и озерах. И это — совсем не преувеличение!

Браконьерство — электроудочка Как действует «электрик», как называют в народе этот вид браконьеров? Берут обычный автомобильный аккумулятор, усилитель тока, и провод с «минусовым» зарядом. Последний опускают в воду, и очень скоро оглушенную одномоментным электрическим импульсом рыбу вытаскивают из воды длинным подсачеком.

Начнем с того, что в результате отправки в воду электрического разряда гибнет отнюдь не только одна рыба, а вообще все живое в данном водоеме. Во-вторых, и это самая страшная беда, даже выжившая после «электрошока» рыба становится уже неспособной к дальнейшему воспроизводству. В-третьих, действуют «электрики», как правило, в местах наибольшего скопления рыбы в данном водоеме, причем в любое время года, часто — во время нерестовых скоплений. Не стоит и говорить, что даже выметанной икре в этих случаях никогда уже не суждено стать рыбой.

А что происходит с самим водоемом, подвергшимся атакам «электриков» на протяжении более или менее длительного периода? Этот водоем становится вообще стерильным от какой-либо водной фауны. Здесь нет рыбы вообще, нет ни лягушек с головастиками, ни даже пиявок. Сколько лет должно пройти, чтобы данный водоем мог бы как-то восстановиться? Десятилетия? Сотни лет?

Вот как комментирует сложившуюся сегодня на водоемах ситуацию специалист, ихтиолог Роман Новицкий:

«Это страшное оружие — смертельный сюрприз для всей водной живности. Убийственный радиус действия «снасти» — до двенадцати метров, хотя даже за двадцать-тридцать метров от «электроудочника» ударить током может чувствительно!

Со стороны избиение электрошоком водных обитателей выглядит так. Темной ночью на реке то тут, то там вспыхивают яркие фонарики. Это «электробраконьеры», обработав участок водоема, высматривают пораженную током рыбу, спешно выхватывают подсачеком экземпляры покрупнее. На некоторых акваториях за ночь проплывает до пяти-семи браконьеров, с гарантией выбивая оставшуюся «неохваченной» рыбу.

«Электробраконьерство» принимает характер повальной эпидемии. В России, Беларуси, Украине, Монголии — повсюду работают тысячи «электроудочек». Результаты адской работы сразу же сказались. Огромные пространства водоемов рыба избегает, не только не идет туда нереститься, но и не нагуливается там.

Браконьерство Большое количество рыбы при воздействии электротока тонет и браконьерами не подбирается. Знакомые подводники рассказывали о десятках килограммов гниющей рыбы (от пятисантиметровых бычков до метровых сомов), лентами устилающей дно водохранилищ. Больше всего на дне толстолобика... Отдаленные последствия электрошока на немногих выживших рыб (в основном тех, кто волей случая окажется на периферии удара током) впечатляют: происходит необратимая трансформация половых протоков, образование спаек перечеркивает последующую возможность рыб нереститься. Есть еще одно страшное последствие от попадания рыбы в сильное электрическое поле — это резкое сокращение всех групп мышц. Молниеносная судорога — и смещаются позвонки, ломается позвоночник. Даже если несчастная рыбина и выживет (а выживает не более 5% пораженной рыбы), то придется ей свой короткий век вековать калекой. Потому все чаще рыболовы с отвращением наблюдают в водоемах страны «кривых рыб». И никакие это не «мутанты» — это бедняги, которым «посчастливилось» проплывать мимо электробраконьера.

Объемы ущерба от такого рода «рыбалки» трудно подсчитать. Электроток не щадит ни рыбу, ни ее кормовую базу. Погибают планктон, водные беспозвоночные, отмирают водоросли в водоемах.

Сегодня электроудочка является угрозой номер один для водной среды, и если рыбинспекция еще как-то может простить мужичка с «телевизором» или вершей, то двуногого хищника с «электроудочкой» отдадут под суд, не дрогнув сердцем. Что парадоксально: все браконьеры прекрасно осведомлены о страшных последствиях применения «электроудочки», отмечают, что рыбы в заветных местах стало мало. Но... Жажда наживы неистребима. «После меня хоть потоп», «рыбы на мой век хватит» и т. д. и т. п.

Да, за этот вид браконьерства Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрено весьма суровое наказание — штраф от ста до пятисот тысяч рублей либо лишение свободы на срок до двух лет. Но что такое боязнь наказания тем, кто благодаря «оружию массового поражения рыбы» имеет несравнимо большие доходы? Да и пойди найди блюстителей порядка в тех местах, где обычно орудуют «электрики»!

Правда, время от времени в средствах массовой информации появляются объявления о том, что на такой-то речке были задержаны браконьеры, пользовавшиеся электроудочками, которые понесли самое суровое наказание. Это действительно происходит время от времени, но касаются подобные меры всего лишь ничтожного процента любителей легкой наживы.

С удовлетворением можно сказать, что в последние годы в борьбу с «электриками» вступили не только органы рыбоохраны и милиции, но и все обычные люди. Все чаще и чаще можно слышать о том, что на одном из водоемов разъяренные местные жители здорово намяли бока браконьерам. А иногда действуют и круче. По словам одного из енисейских рыболовов, у них «электриков» местное население и за людей не считает, ловят их, не жалеючи, и полиция, и рыбоохрана, и сами рыбаки в стороне не остаются. Случается, что «электрикам» и автомобили жгут, и их плавсредства калечат.

...На одном из крупных озер юга Псковской области живет молодой человек по имени Сергей. После развала имевшихся в поселке, где проживает Сергей, предприятий, тому ничего не оставалось делать, как податься в профессиональные охотники и рыболовы, благо, и с удочкой, и с ружьем сызмальства дружил. Выправил необходимые документы и стал промышлять рыбу и зверье. Все было нормально, да вот заметил однажды Сергей, что все больше и больше в ночную пору выплывает на своих лодках, как правило, резиновых, лихих людей со светящимися в темноте автомобильными фарами. Поначалу их в поселке чудаками считали. Да и что они, дескать, с озером сотворить-то могут? Но после того, как в озере практически исчезло стадо лещей, всегда бывшее тут многочисленным, люди забили тревогу. А однажды Сергей, двигаясь на моторке по просторам озера и пристально всматриваясь в показания эхолота, обнаружил, что прибор показывает практически чистое дно, чего еще никогда не было. И до того был взбешен он этим открытием, что, специально подготовив свой охотничий карабин, дождался ночи и вышел, как он сам говорил, «на тропу войны». В первую же ночь отправил купаться троих «электриков», мастерски прострелив борта резиновых лодок.

— А не боялся в людей попасть? — спросил я у Сергея, когда он рассказал мне эту историю. — Все-таки дело-то подсудное!

— Да какие же это люди! — вскипел Сергей. — Это ж просто хищники! Впрочем, чего я на хищников клевещу — эти люди в миллион раз хуже любого хищника. Я бы на месте властей специальные разрешения на отстрел этих «электриков» выдавал, вроде как на отстрел волков! Подстрелил парочку — получил премию. Глядишь — одумались бы!

Кстати, подобную меру уже сегодня начинают использовать в некоторых других регионах России. Не на отстрел, понятно, до этого еще не дошло, а всего лишь на точное указание не жалеть промышляющих «электриков». Еще дальше пошли на Украине. Здесь в Винницкой, например, области власти приняли решение о премировании тех, кто поймает «электриков» за их преступным промыслом. И сумма выдается немалая — по две тысячи гривен, или по семь с лишним тысячи рублей, за каждого пойманного «электрика». Соответственно и самому «электрику» вменяется такой штраф (если дело не дойдет до скамьи подсудимых), что на месте браконьеров поневоле задумаешься: а стоит ли овчинка выделки?

Одно лишь настораживает: а не слишком ли поздно спохватилось все гражданское общество? Оценивая уже нанесенный «электриками» вред, чистые от какой-либо живности сотни больших и малых водоемов...

Второй по опасности для ихтиофауны вид браконьерских снастей включает в себя самые различные разновидности сетевых орудий лова: как сами сети, так и многочисленные их модификации — верши, «телевизоры», наметки, бредни и прочая, прочая, прочая — неистощима фантазия человеческая!

Неоднократно приходилось слышать расхожую мысль о том, что сети вообще-то являются не таким уж и страшным орудием лова. Вот, дескать, наши предки испокон веков ловили рыбу сетями, и что — меньше становилось рыбы?! Да ее в миллион раз больше, чем сейчас было!

А в самом деле, что это мы вдруг так ополчились на сети?

Действительно, наши предки, для того чтобы обеспечить себя рыбой на долгую зиму, удочкой ее не ловили. Двести-триста лет назад, например, с удочками вообще разве что сопливых мальчишек да чудаковатых баринов можно было увидеть. Ловили исключительно сетями, и рыбы в реках и озерах оттого меньше не становилось.

Правда, в этой формулировке есть достаточный элемент лукавства.

Начнем с того, что наши предки сетями ловили далеко не всегда и не везде. В тот же самый период массового нереста рыбы никому и в голову бы не взбрело завести в озеро или реку сеть. Да что там сеть — на Дону, как известно, и колокола церковные молчали, пока нерестовый период шел, потому как помнили люди, во многом жившие за счет рыбы, одну простую истину: как рыба отнерестится, таковы и уловы будут потом.

Рыболовная сеть А кто сегодня смотрит на такие «мелочи», как нерест рыбы? Да наоборот, именно в нерест ее больше всего и вылавливается сетевыми орудиями — понятно, что рыба концентрируется на определенных участках, становится менее осторожной. Опять же — после нас хоть потоп!

Но и это еще не все. Сеть свою, которую крестьянин плел сам долгие месяцы, имела для него безусловную ценность. Она была настоящей «кормилицей», и берег ее крестьянин пуще глаза. И если уж он выметал сеть в реку, будет следить за ней — как бы не снесло ее течением, как бы она не запуталась или, не дай Бог, не сорвало бы ее с места не вовремя подвернувшееся плывущее дерево!

А что происходит сейчас? Сеть — копеечная, на любом рынке России продавцов сетей — пруд пруди! Поставил эту сеть, да и забыл, бывает, куда вообще ставил. Или поставил на самое течение, не укрепив как следует грузом — кто ее знает, куда ее снесет! Ну да и наплевать — завтра пойду новую куплю.

Однажды на просторах Псковского озера довелось мне побросать спиннинг с лодки. Уже второй заброс резко остановил блесну. О том, что это не рыба, я сразу же догадался по тому, как пружинил шнур. И все-таки, надеясь на прочность снасти, стал вместе с лодкой потихоньку подтягиваться к зацепу. Дошел до места, где шнур вертикально уходил вглубь, начал его подтягивать к себе и вскоре увидел, как в прозрачной воде показалась толстая основа сети. Сама основа была еще относительно светлого цвета, но вот ячейки сети, полусгнившие, были совсем черными. Стал, естественно, вытягивать сеть. Буквально через метр показался запутавшийся в веревках полусгнивший огромный лещ, определенно больше трех килограммов, я таких никогда и не ловил! Вскоре показалась вторая такая же рыбина, затем еще одна, еще... Все они были не просто мертвыми, но и гниющими, мерзостно воняющими. Преодолевая тошноту, я все продолжал вытягивать сеть. Вот показался огромный жерех, еще шевелящийся, но уже покрытый какими-то отвратительно воняющими струпьями.

Общая длина сети оказалась около ста метров — я даже и не подозревал, что такие плетут! Рыбой же, в основном тухлой, забросал половину лодки. Один жерех и один соменок оказались живыми и, после того как их подержал в воде спиной кверху, окончательно пришли в себя и медленно ушли на глубину. Остальных я уже на берегу прикопал в песок — а что я еще мог с ними сделать! Не в воду же выбрасывать эту гниль!

После этого никакой рыбалки уже и не хотелось. Душа не лежала снова плыть в озеро и ловить рыбу. Вконец расстроенный, я собрал снасти, упаковал рюкзак и отправился на автобусную остановку.

А теперь скажите; кому и для каких целей потребовалось таким образом оставлять сеть? Я понимаю, конечно, что акватория Псковского озера чересчур велика, недолго просто и потерять то места, куда была выставлена сеть! Но зачем тогда вообще ставить ее, причем без всяких опознавательных знаков?

Если сеть стоит копейки и продается едва ли не на каждом углу — и отношение к ней соответствующее. На одном из водоемов Липецкой области довелось мне как-то поговорить с молодыми людьми, только что установившими сеть. Хотя я и не поддерживал их инициативу, но, признаюсь, и не возражал открыто против нее, понимая, что убедить в чем-то молодых людей все равно не сумею. А на этом озерке я с компанией отдыхал неподалеку, удовлетворяя свою страсть к рыбалке ловлей хороших горбачей на маленькую блесенку-вращалочку. С нашего бивака было прекрасно видно и соседнюю компанию, и проливчик, где была установлена сеть.

Дальше происходило следующее. Как только наши соседи сели в лодку и отправились доставать сеть, из-за поворота внезапно выскочила легкая моторка с рыбинспекторами. Соседи тут же бросили сеть в воду и резко погребли к берегу.

Выскочив на берег, они прыгнули в мотоцикл с люлькой и дали деру. Моторка же немного покружила в том месте, но, так и не разглядев, видимо, сеть, развернулась и поплыла дальше. Мы еще какое-то время размышляли об этом происшествии, гадая; приедут еще эти «рыбаки» за своей сетью или так и бросят ее гнить в озере. Думаю, что все-таки бросят — к чему им возможные лишние неприятности из-за какой-то копеечной сети?

Так что ловля сетями сотни лет назад и нынешний «сетевой промысел» — вещи не совсем равнозначные.

И, наконец, последний аргумент в защиту этой мысли. Кто в далекие времена ловил рыбу для того, чтобы набить себе карман? Практически не знала Русь таких людей. И сеть, и бредень с неводом забрасывали исключительно для того, чтобы самому не умереть с голода. А сегодня кто ловит для собственного пропитания? В общем количестве браконьеров — буквально единицы. Все остальные ставят километры сетей, чтобы затем продать пойманную рыбу и тем самым заработать неплохие деньги.

Помните, в советские времена о свободной продаже сетей вообще речь не шла? Это не означало, конечно, что сетями тогда не ловили вообще. Ловили. Но масштабы той и нынешней ловли сетевыми орудиями вообще несопоставимы.

И потому нынешние дискуссии в многочисленных средствах массовой информации относительно свободной продажи сетей вообще кажутся бессмысленными. Что значит — продавать или не продавать? Опять же — кому продавать? Рыболовным артелям, рыболовам, занимающимся своим хобби профессионально? Такие на рынке сети покупать, уж поверьте, не станут. Во-первых, потому, что на рынке китайского производства сети являются если не полным дерьмом, то уж, во всяком случае, орудием, способным погубить немало рыбы, но неспособным четко выполнять возложенные на него обязанности. Да и, во-вторых, для этого у профессионалов существуют совершенно иные источники снабжения.

Так кто же покупает сети на рынке? Бездельники, решившие при поездке на природу взять с собой не только пару удилищ, но и парочку сетей, «на всякий случай», если клева не будет? Или отпетые браконьеры, зарабатывающие на рыбе, но нигде не зарегистрированные? Наконец, это, может быть, мальчишки, испытывающие «новые» для себя ощущения?

Но, как бы там ни было, сети в России продолжают продавать. Значит, кому-то это выгодно? Выгодно. И даже очень. Так что каких-то конкретных изменений по этому поводу, несмотря на все крики протеста в средствах массовой информации, ожидать едва ли приходится в ближайшие годы. Несмотря на все протесты по этому поводу истинных рыболовов-любителей.

А между прочим, свободная продажа рыболовных сетей и других сетевых орудий лова у нас в стране является совершенно незаконной. Будет, вероятно, нелишним напомнить сомневающимся в этом скептикам о существовании пункта 8 Постановления Совмина СССР от 15 сентября 1958 года, которое называется «О воспроизводстве и охране рыбных запасов во внутренних водоемах СССР».

Так вот, в пункте восьмом данного постановления черным по белому записано: «Запретить торгующим организациям производить продажу орудий лова рыбы и сетематериалов, применение которых в данной местности запрещено правилами рыболовства».

Ха-ха, скажете вы, тоже нашел аргумент — закон несусветной давности! И будете не правы. Потому как, согласно точке зрения квалифицированного юриста, «в том, что касается законодательных актов, Российская Федерация является правопреемником Советского Союза, и все законы и нормативные акты, которые действовали в СССР, имеют силу и в Российской Федерации, если, конечно, они не были отменены или изменены более поздними».

Что касается приведенного выше Постановления Совмина № 1045 и, в частности, его пункта 8 о продаже орудий лова и сетематериалов, то их впоследствии никто не отменял и они являются частью, подчеркнем, действующего российского законодательства.

Но почему же тогда все-таки свободно продают сетевые орудия, спросите вы? Да просто потому, что это чрезвычайно выгодно!

Нельзя сказать, что мало в природе толковых предложений о том, как можно изменить ситуацию. Но, увы, пока еще до таких «мелочей» у нашей власти руки не доходят...

Е. Тючкалов.

В раздел «Рыбалка»

Поделитесь этой страницей в соц. сетях или добавьте в закладки:

добавить страницу в избранное